Календарь эколога
Главная > Публикации > Наши публикации > Новые подходы судов к вопросам возмещения вреда окружающей среде. Обвинительный уклон

Новые подходы судов к вопросам возмещения вреда окружающей среде. Обвинительный уклон

Президентом РФ по итогам заседания Государственного совета по вопросу «Об экологическом развитии Российской Федерации в интересах будущих поколений», состоявшегося 27.12.2016, было дано поручение, согласно которому Верховному Суду РФ предложено провести работу по обобщению судебной практики в части, касающейся применения норм законодательства в области охраны окружающей среды, и выработать рекомендации для нижестоящих судов относительно унификации применения норм в этой области.

В результате проведенной работы Пленумом Верховного Суда РФ было принято постановление от 30.11.2017 № 49 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде» [4] (далее – Постановление № 49).

Круг вопросов, по которым даны разъяснения, как следует из названия данного документа, существенно ограничен и касается только вопросов возмещения вреда.

Соответственно, нужно ожидать, что последующие судебные решения будут приниматься судами именно в контексте рекомендаций, данных в Постановлении № 49, поскольку Пленум Верховного Суда РФ уполномочен, в частности, рассматривать материалы анализа и обобщения судебной практики и давать судам разъяснения по вопросам судебной практики в целях обеспечения единообразного применения законодательства РФ (п.1 ч.3 ст.5 ФКЗ № 3-ФКЗ [1]).

В этой связи необходимо обратить внимание на наиболее значимые положения Постановления № 49 [4].

1. Отмечено, что случае превышения юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями установленных нормативов допустимого воздействия на окружающую среду предполагается, что в результате их действий причиняется вред.

В обоснование данного положения приведены ссылки на ст.3, п.3 ст.22, п.2 ст.34 Федерального закона «Об охране окружающей среды» [2], которые содержат, в том числе, общие принципы природоохранного законодательства.

В п.3 ст.22 Федерального закона «Об охране окружающей среды» [2] установлено, что за превышение установленных нормативов допустимого воздействия на окружающую среду субъекты хозяйственной и иной деятельности в зависимости от причиненного окружающей среде вреда несут ответственность в соответствии с законодательством.

Таким образом, в законе прямо указано на зависимость ответственности от причиненного вреда. Следовательно, факт причинения вреда и его размер должны быть доказаны лицами, инициирующими применение мер ответственности.

Ранее Верховным Судом РФ в п.п.40, 41 постановления Пленума № 21 [5] были предусмотрены следующие подходы:

  • при разрешении исковых требований о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, судам необходимо устанавливать не только факт причинения вреда, но и его последствия, выразившиеся в виде деградации естественных экологических систем, истощения природных ресурсов и иных последствий;
  • необходимо устанавливать причинную связь между деяниями и наступившими последствиями или возникновением существенного вреда.

К сожалению, данные пункты признаны утратившими силу Постановлением № 49 [4] и сформулирована противоположная позиция: бремя доказывания обстоятельств, указывающих на возникновение негативных последствий в силу иных факторов (т.е. не в результате превышения установленных предприятию нормативов) и (или) их наступление вне зависимости от допущенного нарушения, возлагается на ответчика.

При этом вариант, что в результате превышения нормативов допустимого воздействия не оказано негативного воздействия, не упоминается вообще.

Таким образом, за каждый факт превышения нормативов допустимого воздействия предприятию может быть предъявлено требование о возмещении вреда, причиненного соответствующему компоненту природной среды, даже если не доказано, что вред причинён.

Фактор наличия или отсутствия вины предприятия также не имеет значения, поскольку вред, причиненный в результате деятельности, связанной с повышенной опасностью (к опасным производствам относятся, в том числе, объекты, подпадающие под регулирование Федерального закона № 116-ФЗ [3]), должен быть возмещен в любом случае, если причинитель вреда не докажет, что имела место непреодолимая сила.

В качестве примера в Постановлении № 49 [4] указывается, что владелец нефтепровода отвечает за вред, причиненный вследствие осуществления третьими лицами незаконной врезки в трубопровод (п.8).

2. Уточнены подходы к применению солидарной ответственности лиц, совместно причинивших вред окружающей среде.

Приведён пример, согласно которому к солидарной ответственности могут быть привлечены заказчик, поручивший выполнение работ, причиняющих вред окружающей среде, и подрядчик, фактически их совершивший; заказчик может быть освобожден от ответственности, если докажет, что подрядчик при выполнении работ вышел за пределы данного ему заказчиком задания.

Значит, хозяйствующим субъектам нужно будет уделять гораздо больше внимания положениям договоров подряда и формулировать их положения с учётом природоохранных требований и распределения между сторонами договора обязанностей по их соблюдению.

3. Конкретизированы подходы к приостановлению и запрету деятельности, причиняющей вред окружающей среде:

  • если нарушения носят устранимый характер (в частности, сброс сточных вод с превышением установленных нормативов, выбросы в атмосферный воздух без разрешения) – суд вправе приостановить соответствующую деятельность и должен указать на обстоятельства возможности возобновления деятельности (получение необходимой документации и проч.);
  • если нарушения носят неустранимый характер (например, размещение отходов на объектах, не подлежащих внесению в Государственный реестр объектов размещения отходов) – суд вправе обязать прекратить деятельность.

4. Серьезные опасения вызывают рекомендации, связанные с прекращением деятельности при наличии риска причинения вреда в будущем. Так, согласно п.28 Постановления № 49 [4] запрету может подлежать даже деятельность, соответствующая на момент предъявления соответствующего иска требованиям в области охраны окружающей среды. Отмечено, что наличие у ответчика разрешительной документации на осуществление деятельности, создающей опасность причинения вреда, положительного заключения экологической экспертизы не является основанием для отказа в иске.

Т.е. при наличии подобного подхода государство, установив процедуры предварительного государственного контроля, разработки и утверждения разрешительной документации, санкционирования определенной хозяйственной деятельности, тем не менее не гарантирует, что деятельность будет беспрепятственно осуществляться даже при её соответствии разрешительной документации и существующим на момент ее утверждения требованиям.

В таком случае возникают сомнения в заинтересованности инвесторов в создании в России новых производств, поскольку риски существенно возрастают.

В связи с указанным можно констатировать, что обобщение практики применения природоохранного законодательства привело к акценту на вопросы возмещения вреда в контексте «обвинительного уклона» судебных органов и облегчению работы надзорных органов в части исключения необходимости сбора доказательств причинения вреда компонентам природной среды, и с другой стороны – к увеличению рисков российских промышленников.

Источники:

  1. Федеральный конституционный закон от 05.02.2014 № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации».
  2. Федеральный закон от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды».
  3. Федеральный закон от 21.07.1997 № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов».
  4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ было принято постановление от 30.11.2017 № 49 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде».
  5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования».

Статья приводится в редакции Юридического центра промышленной экологии.

 
Юридический центр промышленной экологии
20.01.2018